совместный проект

статья
Голова в цифровых облаках

Какую роль в формировании поколения Z сыграло развитие интернета? И действительно ли «цифровые аборигены» устроены совершенно не так, как их аналоговые родители?

В США как-то провели опрос: постмиллениалам (они же «представители поколения Z») задали вопрос, что бы они сделали, если бы пришлось выбирать между работающим вай-фаем и работающим туалетом. Сорок процентов не задумываясь ответили, что первое для них важнее. Выглядит как неуклюжая бумерская шутка про молодежь, но для нынешних юношей и девушек доступ в интернет действительно базовая, почти физиологическая потребность. Хотя бы потому, что они никогда без него не жили. От их пальцев тянутся невидимые ниточки в мессенджеры и социальные сети; жизнь, происходящая в онлайн-пространстве, для них так же реальна, как обычная, физическая жизнь. Интернет для них — это дружба, любовь, вдохновение, новости, а с весны 2020-го — еще и обучение, и вообще любая социализация за пределами семьи.

КартинкаИсточник: unsplash.com

Но на какие сферы жизни подростков интернет повлиял сильнее всего? И действительно ли вместо крови по их венам течет вай-фай? Или же интернет — всего лишь новая среда для реализации ровно тех же потребностей, которые были у всех предыдущих поколений? Все зависит от сферы приложения сети: в конце концов, она не цель, а средство. «Я бы обнял тебя, но я просто интернет».


Реклама и маркетинг

Маркетинговые исследования показывают, что представители поколения Z менее критически относятся к рекламе на сайтах, в приложениях и в социальных сетях, чем их родители. «Зумеру» и в голову не придет отписаться от любимого ютьюбера, потому что тот начал рекламировать автомобильный бренд или сеть ресторанов фастфуда. Напротив, наличие коммерческого контракта для «зумера» — признак успешности: раз идут рекламодатели, значит, ты делаешь что-то важное и нужное, и у тебя крутая аудитория. Юрий Дудь, честь и совесть эпохи, рекламирует услуги банков, но количество просмотров только растет. В этом «зумеры» действительно отличаются от собственных родителей, можно сказать, на молекулярном уровне. Им свойствен более прагматичный взгляд не только на отношения контент-мейкера и рекламодателя, но и вообще на любые коммерческие отношения. Нынешние российские подростки росли в обществе оголтелого потребления, в постоянной готовности что-то купить, не важно, по совету друзей или по объявлению в интернете. Если их родители помнят, что когда-то интернет был волшебным пространством для общения, свободным от рекламы, то для них самих интернет всегда был в том числе и площадкой для траты и зарабатывания денег. В пору их взросления даже инфлюэнсеров, которые пытались вести некоммерческие блоги и создавать исключительно «экспертный» контент, уже не осталось. Ни одного. Российских бумеров, иксеров и миллениалов до сих пор часто раздражает реклама в журналах, в блогах, на телевидении, в соцсетях и на видеоплатформах. Они были свидетелями постепенного насыщения рекламного рынка, видели, как реклама проникала на бесплатные площадки, к которым они уже успели привыкнуть как к невинному инструменту общения. Для «зумеров» же появление рекламных интеграций — совершенно естественный этап развития любого информационного ресурса.


Общение

Со стороны может показаться, что молодежь совершенно не умеет общаться: подростки с трудом могут оторвать взгляд от телефона и посмотреть в глаза, диалогам предпочитают монологи, будто дают интервью сами себе или записывают выпуск видеоблога, часто пренебрегают условностями и формулами вежливости. Тут надо сделать небольшую ремарку: такая манера поведения проявляется в основном при общении со старшими. И, если вдуматься, ровно так же общались с родителями все предыдущие поколения подростков, разве что, заскучав, вперивали взгляд не в телефон, а в телевизор, в книгу или хотя бы в стену. Так что интернет здесь — лишь фон, на котором происходит обычный для переходного возраста процесс отработки навыков общения.

КартинкаИсточник: unsplash.com

Впрочем, психологи отмечают, что у некоторых молодых людей действительно возникают проблемы с общением в реальной жизни в социально значимых ситуациях — например, на экзаменах, на собеседованиях при приеме на работу, а также при возникновении конфликта. Такие ситуации требуют «тонких» навыков общения — владения мимикой, голосом, взглядом, умения считывать настроение и мысли собеседника по языку тела и жестам. Если уж по правде, они лежат за пределами зоны комфорта для любого нормального человека. Подростки, выросшие в коконе чатов, где эмоции выражаются наборами букв и знаков препинания, часто считывают такие ситуации хуже предыдущих поколений в том же возрасте. Но опять-таки: нет ни одного поколения, представители которого в подростковом возрасте не испытывали бы социальной неловкости, выходя в большой мир. Меж тем «зумеры» интуитивно владеют неписаным онлайн-этикетом, который сейчас так мучительно осваивают их родители. Другое дело, что эти правила являются правилами только для их ровесников. Но не чатами едиными. Исследования показывают, что зумеры ценят личное дружеское общение не меньше, а то и больше, чем миллениалы. Многие из них запостят скорее смазанное групповое фото с друзьями, чем отфотошопленное селфи. В этом смысле весна 2020 года стала для подростков особенно травматичной. Если их родители довольно быстро адаптировались к виртуальному всему, школьники и студенты вспоминают это время как тяжелый период, когда они были лишены возможности обнять друзей, сходить с ними на концерт и прогуляться по городским улицам.


Обучение

В чем «цифровые аборигены» также довольно однозначно отличаются от старшего поколения — это алгоритмы восприятия информации. Мозг «зумера» не библиотека, где все расставлено по темам и годам, а поисковик, которому можно задать любой вопрос, возникший в моменте, и получить ответ. И этот ответ вовсе не обязательно встроится в какую-то систему знаний, заложенную школьным обучением. Многие критики системы образования уверены, что учить нынешних детей «по таймлайну» — все равно что объяснять правила современного русского языка через церковнославянский. Самые прогрессивные европейские страны уже перешли на новую модель обучения, которая развивает аналитическое мышление и навыки поиска и проверки информации, а не алгоритм «складирования» знаний: сознание молодых людей естественным образом адаптировано именно под такой способ восприятия информации, и именно эту модель они будут чаще применять на практике в реальной жизни.

КартинкаИсточник: unsplash.com

Словом, ответ на заданный вопрос — повлиял ли интернет на формирование поколения Z, — как и следовало ожидать, положительный. Но на месте интернета мог быть любой другой глобальный фактор. И с этой точки зрения на миллениалов, иксеров и бумеров, которые получили доступ в интернет уже в сознательном возрасте, он повлиял еще сильнее: так же, скажем, мировая война, смена режима, начало эры космических исследований или любой другой опыт, меняющий существование большой группы людей, активнее влияет на тех, кто помнит «до» и «после», кто прожил этот переломный момент в трезвом уме и твердой памяти. А нынешние дети и подростки пришли в мир, когда интернет уже не был диковинкой, так что для них это просто естественная среда обитания.